Стокгольмский синдром: причины, симптомы и методы лечения

Стокгольмский синдром: причины, симптомы и методы лечения

Стокгольмский синдром: причины, симптомы, диагностика, лечение

Стокгольмский синдром — аномальное явление в психиатрии, характеризующееся симпатией жертвы к своему агрессору, захватчику, похитителю. Первоначальное чувство ужаса и злобы к мучителю постепенно сменяется искренним и неподдельным интересом. Заложники оправдывают действия захватчиков. Они готовы принести себя в жертву ради достижения «общей» цели. В качестве простого примера можно привести ситуацию, в которой заложники добровольно оказывают помощь бандитам, тем самым препятствуя собственному освобождению. Спустя некоторое время между ними завязываются теплые и продолжительные отношения.

Синдром получил свое название благодаря инциденту, который произошел в городе Стокгольме в 1973 году. Преступники-рецидивисты захватили шведский банк и взяли в заложники его работников. Они удерживали их силой шестеро суток, угрожая в случае неповиновения смертью. После штурма банка полицейские освободили пленных и арестовали захватчиков. Жертвы встали на защиту своего тирана, выступили в суде против полицейских, якобы напугавших их гораздо больше. Они неоднократно посещали преступников в исправительном учреждении, интересовались их делами, просили о смягчении приговора. Одна из заложниц после намеренного развода с мужем призналась в любви преступнику, который на протяжении нескольких суток угрожал ей смертью. Причины подобного поведения жертв до сих пор до конца не изучены. Современные психологи продолжают писать на эту тему научные статьи и вести расследования.

кадры захвата заложников в Стокгольме

Современной криминалистике и психиатрии известны случаи, когда заложники при появлении спецназовцев предупреждали захватчиков и даже закрывали бандитов от пуль своим телом. Стокгольмский синдром имеет несколько вариантов: классический или синдром заложника, бытовой, социальный. В медицинскую практику термин был введен криминалистом Нильсом Бейертом, участвовавшим в спасении пленных.

Большинство ученых считает, что стокгольмский синдром – не психопатология, а нормальное состояние человека. Это своего рода реакция на аномально сложившиеся обстоятельства, которые постепенно травмируют психику. Синдром не включен ни в один международный классификатор болезней.

Патология преодолевается довольно долго и с большим трудом. Она обусловлена эмоциональной привязанностью жертвы к своему агрессору. Подобные явления можно наблюдать в повседневной жизни, когда женщины переносят насилие, находятся под прессингом агрессора, а затем влюбляются в него. Руководители, преподаватели, главы семейств демонстрируют свою власть, а слабая сторона — послушание, одобрение и повиновение. Так формируется аномальная симпатия жертвы к человеку, который угрожает физической расправой или уничтожает морально.

Причины патологии необъяснимы. Жертва и преступник в процессе длительного общения сближаются и начинают понимать друг друга. Заложник узнает о жизненных принципах и стремлениях захватчика, сочувствует и симпатизирует ему. Он готов подолгу слушать жалобы на несправедливую власть, рассказы о невезении, неблагополучии и ударах судьбы. Так у заложника формируется алогичное стремление помогать собственному похитителю. Постепенно общение этих людей переходит на новый уровень, они перестают быть врагами, начинают нравиться друг другу и видеть друг в друге родственные души. Так в сознании жертвы происходит замещение презрения, ужаса и прочих негативных чувств, избавиться от которых по-другому просто невозможно.

Поняв мотивы захватчика, жертва соглашается с его убеждениями и идеями, начинает помогать преступнику из опасения за собственную жизнь. В подобных случаях действия сотрудников полиции кажутся не менее опасными, чем действия захватчиков. Патология развивается только при лояльном обращении с пленными. В противном случае у жертвы возникает ненависть к агрессору и страх за собственную жизнь.

Условия, необходимые для развития патологии:

  • Присутствие двух сторон – агрессора и жертвы,
  • Их общение в полной изоляции от посторонних лиц,
  • Лояльное отношение террориста к пленному,
  • Понимание действий агрессора и оправдывание их,
  • Разобщение большой группы заложников,
  • Замещение презрения у жертвы одобрением и симпатией,
  • Совместное достижение цели в условиях опасности и риска смерти.

Факторы, обуславливающие развитие синдрома:

  1. Подавление эмоций у заложников путем завязывания глаз, затыкания рта кляпом или частой смены охранников.
  2. Отсутствие жестокости, запугиваний, принуждения способствует появлению теплых чувств.
  3. Языковой барьер — отсутствие вербального общения затрудняет процесс формирования взаимной симпатии.
  4. Психологическая грамотность сторон повышает шансы выжить.
  5. Коммуникабельность заложника, его открытость для общения, контактность позволяют изменить поведение захватчика.
  6. Различные религиозные направления и культурные ценности сторон по-разному могут влиять на развитие синдрома — угнетать или стимулировать соответствующие изменения в поведении жертвы, оправдывая беспощадность и безжалостность агрессора.
  7. Синдром развивается спустя 3-4 дня с момента активных действий преступника. За это время жертва узнает агрессора, начинает понимать причины насилия и оправдать выходки тирана.

Этиопатогенетические механизмы этого психологического состояния очень сложны. Современные психиатры и криминологи безуспешно пытаются определить основные факторы, приводящие к развитию подобных изменений в поведении людей.

Стокгольмский синдром развивается:

  • Когда заложники понимают, что похитителям небезразлична их жизнь.
  • Когда жертвам дается возможность реализовывать свои желания.
  • Когда появляется психофизическая привязанность к агрессору.
  • Когда пленные начинают радовать своих похитителей и испытывать от них своего рода зависимость.

Обстоятельства, при которых возникает патология:

  1. Террористические акты с захватом заложников,
  2. Взятие военных в плен во время боевых действий,
  3. Лишение свободы в исправительных учреждениях,
  4. Формирование социально-политических группировок и обособленных религиозных объединений,
  5. Рреализация некоторых национальных обрядов,
  6. Похищение людей,
  7. Вспышки семейного насилия.

Стокгольмский синдром протекает в несколько стадий:

  • Развитие позитивных эмоций у жертвы в отношении агрессора,
  • Ненависть, злость и агрессия у террористов к представителям власти,
  • Развитие положительных чувств у бандитов к пленным.

Блюстители порядка во время штурма или ведения переговоров поощряют развитие у жертвы первых двух стадий патологии. Это необходимо для наступления третьей стадии, при которой возникает взаимная симпатия между сторонами. Подобные процессы позволяют увеличить шансы заложников на выживание.

Признаки «классической» формы патологии:

  1. Длительное нахождение жертвы в плену приводит к появлению ужаса, страха, гнева и шокового состояния. Заложник не может выразить правильно свои эмоции и начинает воспринимать действия террориста в свою пользу.
  2. Отождествление сторон происходит благодаря желанию заложника получить покровительство преступника. Жертва уверена, что преступник не навредит и примет любую помощь.
  3. Заложники восхищаются похитителем, защищают его, стараются угодить, препятствуют спасательной операции.
  4. Жертва становится на сторону противника, понимая, что так безопасней. Если мероприятия по спасению пострадавших пойдут не по плану, это может негативно сказаться на их здоровье и жизни. Если он не пострадает от рук противника, может возникнуть угроза со стороны освободителя.
  5. В результате длительного контакта сторон пострадавший начинает воспринимать агрессора как обычного человека и с большой уверенностью разделять его точку зрения.
  6. Жертва отказывается давать показания против своих обидчиков.
  7. Заложники не убегают от похитителей, даже если появляется такая возможность.
  8. Для заложников происходящие события кажутся сном или черной полосой в жизни, которая обязательно должна закончиться.

Проявления бытового варианта патологии:

  1. Женщины, несмотря на обиды, насилие, ежедневные побои и оскорбления, испытывают привязанность к своему тирану,
  2. Дти идеализируют своих родителей, которые лишают их воли и не дают полноценного развития,
  3. Психологический тип «страдающей жертвы» характерен «недолюбленным» в детстве людям с комплексом «второсортности» и недостойности, с которыми не считались, избивали и морально угнетали,
  4. Жертва пытается смириться с происходящим, не перечить агрессору, чтобы злость сменилась на милость,
  5. Постоянная защита и оправдание своего обидчика.

Диагностические мероприятия

Диагностика стокгольмского синдрома основана на результатах психометрического метода, представляющего собой поэтапное опрашивание пациента с применением клинических тестовых методик. Психолог задает пострадавшим вопросы, которые позволяют выявить отклонения в психическом состоянии больного. Особое внимание специалисты обращают на эмоциональное состояние, наличие фобий, тревоги, признаков дезадаптации и дереализации. Для окончательной диагностики может потребоваться взаимодействие врача с родными и близкими людьми пациента.

Психотерапия

Больным со стокгольмским синдромом показана психотерапия. Она направлена на возвращение личности к внутреннему благополучию, на достижение целей и устранение уныния и тревоги, на эффективное использование своих возможностей. Психотерапевты выявляют особенности психики и поведения лиц с данным синдромом. Они обучают их новым действиям и способам принятия решений. Психотерапевтические программы направлены на адекватное проявление чувств и активизацию коммуникативных умений. Психотерапевтические методы корректируют эмоционально-поведенческие отклонения, оптимизируют сложившуюся ситуацию, способствуют преодолению депрессии и страха. Это основные направления работы психотерапевта с лицом, страдающим стокгольмским синдромом.

Виды психотерапевтического воздействия, используемые для лечения больных с данным недугом:

  • Индивидуальное консультирование жертв насилия проводится с целью устранения проблем личностного, эмоционального и физического характера.
  • Групповые занятия, в ходе которых осуществляется взаимодействие участников группы и психотерапевта, затрагивают преимущественно межличностные аспекты. Врач анализирует, как пациент раскрывается в процессе общения в группе.

Поскольку пациенты обычно не считают себя больными людьми, медикаментозное лечение не всегда уместно. Они часто отказываются принимать лекарства или не проходят полный курс лечения, прерывая его самостоятельно.

Специалисты должны настроить больных на выработку основного пути преодоления психических изменений, распознавание ложных суждений и принятие мер для предотвращения когнитивных аномалий. Лечение направлено на выявление и анализирование неадекватных представлений и иллюзорных умозаключений.

Пациенты в результате работы с психологом начинают следить за своими мыслями, оценивают свое эмоциональное состояние, анализируют происходящие события и факты, отрицают собственные выводы. С помощью психотерапии можно вылечить даже самые тяжелые психические заболевания. Однако ни один психотерапевт не дает стопроцентных гарантий, поскольку психика человека является сложной и не достаточно изученной структурой.

Выздоровление возможно только тогда, когда жертва сама осознает ущербность своего положения и отсутствие логики в своем поведении, откажется от роли безынициативного человека. Чтобы добиться успеха в лечении, необходимо постоянно находиться под контролем специалистов в области психологии, психиатрии или психотерапии. Кроме работы с психиатром больным требуется любовь и поддержка членов семьи, которые помогут пережить стресс и страх.

Прогноз стокгольмского синдрома благоприятный. Он зависит от квалификации психотерапевта и желания пострадавшего лечиться. Бытовой вариант с трудом поддается коррекции. Это связано с нежеланием жертвы бороться с данной проблемой. Во многом исход патологии определяется глубиной и степенью поражения психики человека.

Видео: психолог о стокгольмском синдроме

Проявления стокгольмского синдрома и способы лечения

Стокгольмский синдром — термин, популярный в психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и (или) применения угрозы или насилия. Под воздействием сильного переживания заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия и в конечном счёте отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели. Бытово́й стокгольмский синдром, возникающий в доминантных семейно-бытовых отношениях, является второй наиболее известной разновидностью стокгольмского синдрома.

Вследствие видимой парадоксальности психологического феномена термин «стокгольмский синдром» стал широко популярен и приобрёл много синонимов: известны такие наименования, как «синдром идентификации заложника», «синдром здравого смысла», «стокгольмский фактор», «синдром выживания заложника» и др.

Исследователи полагают, что стокгольмский синдром является не психологическим парадоксом, не расстройством или синдромом, а скорее нормальной реакцией человека на сильно травмирующее психику событие. Так, стокгольмский синдром не включён ни в одну международную систему классификации психиатрических заболеваний.

Согласно данным ФБР о более чем 1200 случаев захвата заложников с баррикадированием захвативших в здании, стокгольмский синдром отмечен лишь в 8 % случаев.

История синдрома

Это патологическое состояние получило свое название, благодаря печально известному ограблению банка в Стокгольме, Швеция. Ограбление произошло в банке Kreditbanken в 1973 году, двумя вооруженными мужчинами с фамилиями Олссон и Олофссон, которые продержали четырех сотрудников банка в качестве заложников, в течение шести дней. Когда спасательные попытки были успешно проведены в конце шестого дня, похищенные люди встали на сторону своих похитителей. Бывшие заложники активно пытались помешать попыткам спасения.

Читать еще:  Пограничное состояние: как проявляется и корректируется

Даже после того, когда похитители сдались и были приговорены к лишению свободы, похитители пытались освободить их. Они собирали деньги для судебного разбирательства, пытались оформить залог и сберечь своих обидчиков от сурового приговора. Было также отмечено, что одна из пленниц тайно обручилась с одним из похитителей. Уникальный психологический феномен, основанный на положительных чувствах и эмоциях заложников к своим похитителям, был назван как «стокгольмский синдром».

Основная причина, которая вызывает алогичное стремление помогать собственному похитителю, проста. Находясь в заложниках, жертва вынуждена длительное время тесно общаться со своим захватчиком, отчего начинает понимать его. Постепенно их беседы становятся все более личностными, люди начинают выходить из тесных рамок отношений «похититель – жертва», воспринимают друг друга именно как личности, которые могут нравиться друг другу.

Простейшая аналогия – захватчик и заложник видят друг в друге родственные души. Жертва постепенно начинает понимать мотивы преступника, сочувствовать ему, возможно – соглашаться с его убеждениями и идеями, политической позицией. Еще одна возможная причина – жертва пытается помочь преступнику из опасения за собственную жизнь, поскольку действия сотрудников полиции и штурмовых бригад так же опасны для заложников, как и для захватчиков.

Основные виды

Бытовой стокгольмский синдром

Отдельно выделяют Бытовой Стокгольмский синдром. Несложно догадаться, что им страдают преимущественно женщины. Однако мужчины, позиционирующие себя как «жертву» сложившейся ситуации, тоже встречаются.

Кто рискует заработать себе стокгольмский синдром? Это, прежде всего, люди, которые считают, что они никак не способны влиять на собственную жизнь и окружение. И раз случается так, что над ними проявляют насилие, то они должны лишь смиренно принимать все происходящее с ними. Про то, как муж издевается над своей женой, а она раз за разом прощает и оправдывает его, наверное, снят не один десяток фильмов. Такие женщины на самом деле страдают заниженной самооценкой. Они отклоняют самое логичное решение проблемы – разрыв отношений – поскольку боятся, что не встретят более достойного спутника жизни, или же вообще считают, что не достойны лучшей жизни. Это является ошибочным утверждением, которое легко «сломать» на приеме у опытного психолога.

Корпоративный стокгольмский синдром

Работа — еще один «фронт», где человек может проявлять свои диктаторские наклонности. Неудивительно, что жесткие требования начальства в отношении объемов, сроков работы, дисциплины, корпоративной культуры формируют у многих работников патологическое чувство вины, беспомощности и собственной некомпетентности.

Часто работодатели используют общеизвестный принцип кнута и пряника, стимулируя работу специалиста мнимыми компенсациями — премиями, отгулами, повышением и другими привилегиями. Однако, когда работник, уставший выполнять сверхурочную или не свою работу, все-таки насмелится потребовать обещанное — начальник-тиран покажет свои «зубы», найдя сотню причин, чтобы отказать. Вплоть до оскорблений, обвинения в некомпетентности и даже угрозы увольнения. И если у человека развился стокгольмский синдром в отношениях с начальником, он безропотно (или тихо ропща) пойдет работать дальше.

Примечательно, что действительно продуктивного работника увольняют очень редко. Поэтому иногда для снятия напряжения ему все-таки подкидывают «конфетку» в виде благожелательных откликов, похвалы или материальных выгод (бонусов, премии и т.п.).

«Сломленный» такими условиями работы сотрудник со временем настолько свыкается с перегрузкой и неблагодарным отношением, что воспринимает это как должное. Его самооценка снижается, а желание что-либо изменить вызывает внутреннее сопротивление. При этом страх увольнения или боязнь не оправдать ожидания начальства становятся одними из самых главных движущих сил. А сама мысль о смене работы не допустима.

Симптомы стокгольмского синдрома

  • Жертвы пытаются отождествлять себя с агрессорами. В принципе, сначала этот процесс представляет собой своеобразный иммунитет, защитную реакцию, которая чаще всего основана на самостоятельно внушаемой мысли, что бандит не сможет навредить заложнику, если тот станет поддерживать его и помогать ему. Жертва целенаправленно жаждет получить снисхождение и покровительство преступника.
  • Пострадавшее лицо в большинстве случаев понимает, что мероприятия, которые предпринимаются для его спасения, в итоге могут представлять опасность и для него самого. Попытки освободить заложника могут закончиться не по плану, что-то может пойти не так и жизнь пленника окажется в опасности. Поэтому часто жертва выбирает, по её мнению, более безопасный путь – встать на сторону агрессора.
  • Длительное нахождение в качестве пленника может привести к тому, что преступник представляется пострадавшему уже не как лицо, нарушившее закон, а как обычный человек, со своими проблемами, мечтами и стремлениями. Особенно четко такая ситуация выражается в политическом и идеологическом аспекте, когда присутствует несправедливость со стороны власти или окружающих людей. В результате пострадавший может обрести уверенность в том, что точка зрения захватчика – безусловно правильная и логичная.
  • Захваченное лицо мысленно отодвигается от действительности – возникают мысли, что всё, что происходит – сон, который вскоре благополучно закончится.

Особенности лечения

Синдром заложника — это проблема психологического характера, поэтому она требует, в первую очередь, помощи психолога. Лечение в этом случае будет направлено на решение следующих задач:

  • Осознание своего положения жертвы и ущербности ситуации.
  • Понимание нелогичности своего поведения и поступков.
  • Оценка бесперспективности и иллюзорности своих надежд.

Наиболее сложный для коррекции вид стокгольмского синдрома — бытовой, поскольку очень сложно убедить жертву домашнего насилия в том, что единственным выходом из ситуации является уход от насильника. И все надежды на то, что он изменится — тщетны. Наименее опасный в плане лечения покупательский синдром — его коррекция занимает меньше времени и дает более эффективные результаты.

Самый лучший способ, как избавиться от стокгольмского синдрома на работе — смена этой самой работы. Однако, если на данный момент это не совсем подходящий вариант, есть несколько советов, как, по крайней мере, немного смягчить рабочую атмосферу:

  1. Найдите самый удобный для вас способ поднять свою самооценку (самовнушение, советы психологов, психологические практики и т.д.).
  2. Правильно расставьте жизненные приоритеты и помните, что работа — это всего лишь работа.
  3. Храните и цените свою индивидуальность, ваши интересы и предпочтения не должны в обязательном порядке совпадать с интересами и предпочтениями руководства.
  4. Не зацикливайтесь, даже если вы пока что не можете решиться сменить работу, ничто вам не мешает находиться в курсе рынка труда — просматривайте вакансии, посещайте «нужные» для карьеры мероприятия, участвуйте в проектах и т.п.

Отношения жертвы и агрессора всегда ущербны и выгодны только последнему. Это важно осознать и быть готовым к кардинальному изменению ситуации. Точно так же важно понимать, что именно кардинальный подход к решению проблемы будет самым эффективным, поскольку изменить взрослого, уже сложившегося человека, невозможно. Самоуважение и реальный взгляд на вещи — лучшие «фильтры» для формирования здоровых, продуктивных отношений.

Стокгольмский синдром

В конце августа 1973-го в столице Швеции беглый заключенный Ян-Эрик Ульссон совершил захват банка. В заложники к преступнику попали мужчина и три женщины. Затем, по требованию Ульссона, к нему присоединился его «коллега по камере» Кларк Улофссон.

Шесть дней спустя, после применения газовой атаки, пленники террористов были освобождены. Но их поведение казалось противоречащим здравому смыслу: они стали на сторону своих захватчиков. По признанию жертв нападения, они больше боялись действий полиции, чем преступников.

Экс-заложники за свой счет даже наняли налетчикам адвокатов. А одна из бывших пленниц даже развелась с мужем и поклялась в любви и преданности одному из захватчиков. А ведь он в течение шести дней держал пистолет у ее виска…

Прецедент необычной лояльности жертвы к агрессору позволил ввести в практику понятие «стокгольмский синдром». Его автором стал Нильс Бейерут, шведский психиатр и специалист по криминалистике.

Причины стокгольмского синдрома

Эксперты убеждены: стокгольмский синдром – это не душевное отклонение, а защитная реакция на стресс-фактор. Еще в 1936 году дочь Зигмунда Фрейда Анна вывела концепцию психомеханизма данного феномена.

Что же способствует возникновению стокгольмского синдрома? Жертва добровольно переходит на сторону агрессора при условии:

  • длительного контактирования злоумышленника и заложника, в ходе которого у пленника появляется возможность хорошо узнать жизнь и истинные мотивы законопреступника;
  • благосклонного отношения агрессора к жертве, которое пробуждает в последней уверенность в своей безопасности;
  • близости культурных или идеологических установок сторон.

Эмоциональное единение преступника и заложника повышает шансы последнего на выживание. Однако статистика утверждает: стокгольмский синдром – явление редкое. По данным ФБР, в 1200 инцидентах захвата он встречается только в 8% случаев.

Симптомы стокгольмского синдрома

«Синдром заложника» имеет характерную клиническую картину. Она проявляется по следующему алгоритму:

  1. Покорность, переходящая в сочувствие

С самого начала пленения заложник выбирает тактику послушания. Он рассчитывает таким образом вызвать у агрессора доверие и расположение к себе. Постепенно страх уступает место симпатии и даже сопереживанию.

  1. Искажение реальной картины действительности

Стокгольмский синдром способен кардинальным образом повлиять на восприятие человека. В конце 1996 года в Перу произошел захват резиденции посла Японии. Фанатик Нестор Картолини, главарь боевиков, имел славу жесткого вымогателя. Однако после успешного штурма один из освобожденных заложников заявил, что Картолини был образованным и обходительным человеком.

Спустя некоторое время жертва понимает, что теперь опасность для нее исходит не от рук преступников, а от попыток полиции переломить ситуацию. Заложнику кажется, что ему намного безопаснее и дальше оставаться с захватчиком. Поэтому иногда пленники могут оказывать сопротивление своим освободителям.

Виды стокгольмского синдрома

Существуют три распространенные разновидности этого явления:

  1. Бытовой стокгольмский синдром

Чаще всего он возникает у женщины, которая живет с жестоким и властным мужчиной-тираном. Она всячески пытается найти объяснение его самодурству и покорно сносит все выходки деспота. Объясняется такое поведение следующими причинами:

  • женщина «отмазывает» своего спутника известной поговоркой «бьет – значит, любит»; она воспринимает грубое отношение обидчика в свой адрес как должное;
  • в детстве родители держали ее «в ежовых рукавицах» или вообще не занимались девочкой, уничтожив на корню ее самооценку;
  • стратегия жертвы: жена ведет себя как покорная овечка в надежде заслужить таким образом снисхождение гневного тирана.

Примерно та же картина наблюдается и в случае мужчины, которому досталась супруга со стервозным характером. Он готов терпеть ее сумасбродства, рассчитывая на перерождение нервотрепательницы в заботливую и понимающую хранительницу домашнего очага.

  1. Корпоративный стокгольмский синдром

Человек с диктаторскими замашками может с успехом реализовать их не только в семье, но и на работе. Драконовские требования начальства, касающиеся дисциплины поведения и объемов заданий, заставляют подчиненного чувствовать себя «мелкой сошкой».

Иногда шеф может подбодрить сотрудника, пообещав тому премию или повышение. Но как только работник напомнит об этом, работодатель-деспот «поднимет бучу» и найдет сотню отговорок, чтобы отказать. В адрес подчиненного даже могут посыпаться угрозы увольнения.

После такой психологической атаки работнику с комплексом жертвы не остается иного выхода, как смириться. Со временем он начнет считать такое отношение начальства само собой разумеющимся.

  1. «Покупательский» стокгольмский синдром

Ярые поклонники шопинга также могут стать заложниками… своих трат. Таким людям трудно бывает обуздать страсть к дорогим покупкам, поэтому нередко они оправдывают их:

  • насущной необходимостью;
  • выгодными акциями, бонусами, скидками.

Шопоголик нередко отказывается признать истину: покупка была сделана им под наплывом эмоций. Поэтому и придумывает «отмазки», чтобы выгородить свою слабость. В научной практике такой феномен еще называется «рационализация после покупки».

Читать еще:  Сензитивность: что это такое, причины, симптомы и лечение

Как справиться со стокгольмским синдромом

Следует помнить, что «комплекс заложника» требует вмешательства опытного психолога. Специалист, занимающийся терапией стокгольмского синдрома, должен:

  1. Способствовать осознанию пациента себя как жертвы.
  2. Убедить человека в нелогичности его поступков и манеры поведения.
  3. Развенчать в глазах пациента иллюзорные надежды.

Труднее всего поддается коррекции бытовой стокгольмский синдром. Психологу бывает крайне сложно склонить заложника домашнего насилия на коренные перемены в жизни. Упорство жертвы заводит лечение в тупик: ее упования на смягчение стороны-агрессора почти всегда оказываются напрасными.

Лучший способ сбросить с себя ярмо вечно «шпыняемого» сотрудника – найти другую работу. Если же такой вариант осуществить не удается, специалисты советуют четыре шага по освобождению от клейма жертвы:

  1. Выберите оптимальный для вас способ поднятия самооценки. Для этого можно использовать советы психологов или применять техники самовнушения.
  2. Всерьез займитесь расстановкой приоритетов. Не придавайте работе архиважного значения и не позволяйте делать из себя «затычку в каждую бочку».
  3. Не падайте духом, даже если смена постылой работы для вас пока недоступна. Постоянно мониторьте рынок труда, будьте в курсе актуальных вакансий. Не лишним будет посещение мотивирующих мероприятий и тренингов.

Меньше всего проблем при терапии создает «покупательский» стокгольмский синдром. Процесс лечения довольно эффективен и не занимает много времени.

Не сковывайте себя цепями жертвы!

В угрожающей ситуации человек часто ведет себя как обиженный ребенок. В первые минуты он ищет защиты «на стороне», но потом подстраивается под своего обидчика и становится его alter ego. Однако доказано, что агрессор не всегда чувствует взаимную теплоту по отношению к покладистой жертве.

Что же делать? Разумеется, не лезть на рожон. Но и чересчур очаровываться своим мучителем, придумывая ему оправдания, не стоит. Руководствуйтесь здравым рассудком и логикой – они помогут даже в критических условиях принимать правильные решения.

Стокгольмский синдром ( Синдром выживания заложника , Синдром здравого смысла , Синдром идентификации заложника , Стокгольмский фактор )

Стокгольмский синдром – это специфическое психологическое состояние, характеризующее парадоксальную взаимную или одностороннюю симпатию между жертвой и агрессором. Возникает в ситуациях захвата заложников, похищения, угроз, применения насилия. Проявляется сочувствием к преступникам, попытками рационально объяснить, оправдать их действия, отождествлением себя с ними, помощью агрессорам при вмешательстве полиции, вынесении официальных обвинений. Диагностика проводится психологами, психиатрами с помощью наблюдения, клинической беседы, опроса свидетелей. Коррекция выполняется после окончания конфликта методами психотерапии.

Общие сведения

Термин «стокгольмский синдром» введен криминалистом Н. Бейеротом в 1973 году при исследовании ситуации захвата в заложники сотрудников швейцарского банка в городе Стокгольм. Сам феномен парадоксального поведения жертвы был описан в 1936 году А. Фрейд, получил название «идентификация с агрессором». Существует множество синонимов синдрома – синдром идентификации заложника, стокгольмский фактор, синдром здравого смысла. Распространенность среди жертв террористов составляет 8%. Данный поведенческий феномен не включен в официальные классификации заболеваний, рассматривается как нормальная адаптивная реакция психики на травмирующее событие.

Условием развития синдрома является ситуация взаимодействия с агрессорами – группой людей или одним человеком, ограничивающим свободу, способным совершить насилие. Парадоксальное поведение жертвы разворачивается при политических, криминальных терактах, военных операциях, тюремном заключении, похищении, развитии диктатуры внутри семей, профессиональных коллективов, религиозных сект, политических групп. Гуманизации отношений между захватчиком и жертвой способствует ряд факторов:

  • Демонстрация насилия. Люди, подвергнутые физической расправе, наблюдающие ее со стороны, склонны к проявлению гуманного отношения. Страх смерти, увечий становится источником мотивации поведения.
  • Языковой, культурный барьер. Данный фактор может препятствовать развитию синдрома или увеличивать вероятность его возникновения. Положительное влияние объясняется тем, что другой язык, культура, религия интерпретируются как условия, оправдывающие жестокость агрессоров.
  • Знание приемов выживания. Психологическая грамотность обеих участников ситуации усиливает гуманизацию взаимоотношений. Активно задействуются механизмы психологического влияния, способствующие выживанию.
  • Личностные качества. Синдром чаще наблюдается у людей с высоким уровнем коммуникативных навыков, способностью к эмпатии. Дипломатическое общение способно изменить действия агрессора, снизив риски для жизни жертв.
  • Длительность травмирующей ситуации. Синдром возникает на протяжении нескольких суток после начала активных действий преступника. Длительное общение позволяет лучше узнать агрессора, понять причины насилия, оправдать действия.

Стокгольмский синдром является механизмом психологической защиты, формируется бессознательно, но может быть постепенно осознаваем жертвой. Он разворачивается на двух уровнях: поведенческом и психическом. На уровне поведения жертва демонстрирует принятие, послушание, выполнение требований, оказание помощи агрессору, что увеличивает вероятность положительной реакции – сокращения насильственных действий, отказа от убийства, согласия на переговоры. Для жертвы повышается вероятность выжить, сохранить здоровье. На психическом уровне синдром реализуется через идентификацию, оправдание поступков «террориста», прощение. Такие механизмы позволяют сохранить целостность Я как системы личности, включающей самоуважение, любовь к себе, силу воли. Психологическая защита предупреждает развитие психических расстройств после травматичной ситуации – люди легче справляются со стрессом, быстрее возвращаются к привычному образу жизни, не страдают ПТСР.

Идентификация жертвы с личностью агрессора возникает в разных типах отношений: при вооруженных захватах, похищениях, семейных и профессиональных конфликтах. Ключевая особенность – распределение ролей. «Жертва», не имея средств для активной самозащиты, занимает пассивную позицию. Поведение «агрессора» преследует определенную цель, часто реализуется согласно плану или привычному сценарию, при котором угнетение жертвы является условием достижения результата. Стремление гуманизировать отношения проявляется попытками установить продуктивный контакт. Человек, занимающий позицию жертвы, оказывает необходимую медицинскую, бытовую помощь агрессору, инициирует беседу. Темой обсуждения часто становятся аспекты личной жизни – семья, вид деятельности, причины, побудившие к насилию, совершению преступления.

В отдельных случаях жертвы защищают агрессоров от полиции, обвинений при судебном разбирательстве. Если стокгольмский синдром развивается на бытовом уровне между членами семьи, пострадавшие часто отрицают факт насилия и тирании, отзывают собственные официальные заявления (обвинения). Существуют примеры, когда заложники скрывали преступника от полицейских, закрывали его собственным телом при угрозе применения оружия, выступали на судебных заседаниях на стороне защиты. После разрешения критической ситуации агрессор и жертва могут стать друзьями.

Осложнения

Стокгольмский синдром – форма адаптивного поведения в ситуации угрозы. Он направлен на защиту жертв от действий агрессоров, но при этом может стать препятствием для действий реальных защитников – полицейских, группы специального подразделения, обвинительной стороны при судебных разбирательствах. Особенно неблагоприятные последствия наблюдаются в «хронических» ситуациях, например, при домашнем насилии. Избежав наказания, агрессор повторяет свои действия с большей жестокостью.

Диагностика

Специфических диагностических методов для выявления синдрома не разработано. Обследования выполняются после завершения психотравмирующей ситуации. Признаки доброжелательного отношения жертвы к захватчикам определяются в ходе беседы, наблюдения за поведением в периоды судебных заседаний. Обычно люди открыто рассказывают о произошедших событиях, стремятся оправдать преступников в глазах врача-психиатра или психолога. Они преуменьшают значимость, реальность прошедшей угрозы, склонны обесценивать риски («он бы не стал стрелять», «он ударил, потому что был спровоцирован»). Для большей объективизации исследования проводится опрос других пострадавших либо наблюдателей. Их рассказы сопоставляются с данными опроса пациента.

Лечение стокгольмского синдрома

В опасной ситуации (террористического захвата, деспотичного поведения начальника, супруга) стокгольмский синдром поощряется специалистами служб поддержки. Вопрос о терапии становится актуальным после конфликта, когда жертва находится в безопасности. Часто специальная помощь не требуется, спустя несколько дней проявления синдрома исчезают самостоятельно. При «хронических» формах (бытовом стокгольмском синдроме), необходима психотерапия. Распространено применение следующих ее видов:

  • Когнитивная. При легких формах синдрома используются методы убеждения, смысловой переработки установок. Психотерапевт рассказывает о механизмах, лежащих в основе приспособительного поведения, о нецелесообразности такого отношения в нормальной жизни.
  • Когнитивно-поведенческая. Техники убеждения, изменения представлений об агрессоре сочетаются с разработкой и внедрением поведенческих шаблонов, позволяющих уйти от роли жертвы. Обсуждаются варианты ответов на угрозы, способы предотвращения конфликтов.
  • Психодрама. Данный метод помогает восстановить критическое отношение пациента к собственному поведению, к поведению агрессора. Психотравмирующая ситуация проигрывается, обсуждается участниками группы.

Прогноз и профилактика

Случаи стокгольмского синдрома, произошедшие вследствие терактов и похищений, имеют благоприятный прогноз, реабилитация продуктивно проходит при минимальной психотерапевтической помощи. Бытовой и корпоративный варианты хуже поддаются коррекции, так как сами жертвы склонны отрицать наличие проблемы и избегать вмешательства психологов. Способы профилактики данного состояния не являются актуальными, адаптивное поведение направлено на сохранение физического и психического здоровья жертв, подверженных агрессии. Чтобы предупредить развитие неблагоприятных последствий, необходимо обеспечить пострадавшим психологическую помощь.

Стокгольмский синдром

В конце августа 1973-го в столице Швеции беглый заключенный Ян-Эрик Ульссон совершил захват банка. В заложники к преступнику попали мужчина и три женщины. Затем, по требованию Ульссона, к нему присоединился его «коллега по камере» Кларк Улофссон.

Шесть дней спустя, после применения газовой атаки, пленники террористов были освобождены. Но их поведение казалось противоречащим здравому смыслу: они стали на сторону своих захватчиков. По признанию жертв нападения, они больше боялись действий полиции, чем преступников.

Экс-заложники за свой счет даже наняли налетчикам адвокатов. А одна из бывших пленниц даже развелась с мужем и поклялась в любви и преданности одному из захватчиков. А ведь он в течение шести дней держал пистолет у ее виска…

Прецедент необычной лояльности жертвы к агрессору позволил ввести в практику понятие «стокгольмский синдром». Его автором стал Нильс Бейерут, шведский психиатр и специалист по криминалистике.

Причины стокгольмского синдрома

Эксперты убеждены: стокгольмский синдром – это не душевное отклонение, а защитная реакция на стресс-фактор. Еще в 1936 году дочь Зигмунда Фрейда Анна вывела концепцию психомеханизма данного феномена.

Что же способствует возникновению стокгольмского синдрома? Жертва добровольно переходит на сторону агрессора при условии:

  • длительного контактирования злоумышленника и заложника, в ходе которого у пленника появляется возможность хорошо узнать жизнь и истинные мотивы законопреступника;
  • благосклонного отношения агрессора к жертве, которое пробуждает в последней уверенность в своей безопасности;
  • близости культурных или идеологических установок сторон.

Эмоциональное единение преступника и заложника повышает шансы последнего на выживание. Однако статистика утверждает: стокгольмский синдром – явление редкое. По данным ФБР, в 1200 инцидентах захвата он встречается только в 8% случаев.

Симптомы стокгольмского синдрома

«Синдром заложника» имеет характерную клиническую картину. Она проявляется по следующему алгоритму:

  1. Покорность, переходящая в сочувствие

С самого начала пленения заложник выбирает тактику послушания. Он рассчитывает таким образом вызвать у агрессора доверие и расположение к себе. Постепенно страх уступает место симпатии и даже сопереживанию.

  1. Искажение реальной картины действительности

Стокгольмский синдром способен кардинальным образом повлиять на восприятие человека. В конце 1996 года в Перу произошел захват резиденции посла Японии. Фанатик Нестор Картолини, главарь боевиков, имел славу жесткого вымогателя. Однако после успешного штурма один из освобожденных заложников заявил, что Картолини был образованным и обходительным человеком.

Спустя некоторое время жертва понимает, что теперь опасность для нее исходит не от рук преступников, а от попыток полиции переломить ситуацию. Заложнику кажется, что ему намного безопаснее и дальше оставаться с захватчиком. Поэтому иногда пленники могут оказывать сопротивление своим освободителям.

Виды стокгольмского синдрома

Существуют три распространенные разновидности этого явления:

  1. Бытовой стокгольмский синдром

Чаще всего он возникает у женщины, которая живет с жестоким и властным мужчиной-тираном. Она всячески пытается найти объяснение его самодурству и покорно сносит все выходки деспота. Объясняется такое поведение следующими причинами:

  • женщина «отмазывает» своего спутника известной поговоркой «бьет – значит, любит»; она воспринимает грубое отношение обидчика в свой адрес как должное;
  • в детстве родители держали ее «в ежовых рукавицах» или вообще не занимались девочкой, уничтожив на корню ее самооценку;
  • стратегия жертвы: жена ведет себя как покорная овечка в надежде заслужить таким образом снисхождение гневного тирана.
Читать еще:  Персеверация: что это такое, ее симптомы и методы лечения

Примерно та же картина наблюдается и в случае мужчины, которому досталась супруга со стервозным характером. Он готов терпеть ее сумасбродства, рассчитывая на перерождение нервотрепательницы в заботливую и понимающую хранительницу домашнего очага.

  1. Корпоративный стокгольмский синдром

Человек с диктаторскими замашками может с успехом реализовать их не только в семье, но и на работе. Драконовские требования начальства, касающиеся дисциплины поведения и объемов заданий, заставляют подчиненного чувствовать себя «мелкой сошкой».

Иногда шеф может подбодрить сотрудника, пообещав тому премию или повышение. Но как только работник напомнит об этом, работодатель-деспот «поднимет бучу» и найдет сотню отговорок, чтобы отказать. В адрес подчиненного даже могут посыпаться угрозы увольнения.

После такой психологической атаки работнику с комплексом жертвы не остается иного выхода, как смириться. Со временем он начнет считать такое отношение начальства само собой разумеющимся.

  1. «Покупательский» стокгольмский синдром

Ярые поклонники шопинга также могут стать заложниками… своих трат. Таким людям трудно бывает обуздать страсть к дорогим покупкам, поэтому нередко они оправдывают их:

  • насущной необходимостью;
  • выгодными акциями, бонусами, скидками.

Шопоголик нередко отказывается признать истину: покупка была сделана им под наплывом эмоций. Поэтому и придумывает «отмазки», чтобы выгородить свою слабость. В научной практике такой феномен еще называется «рационализация после покупки».

Как справиться со стокгольмским синдромом

Следует помнить, что «комплекс заложника» требует вмешательства опытного психолога. Специалист, занимающийся терапией стокгольмского синдрома, должен:

  1. Способствовать осознанию пациента себя как жертвы.
  2. Убедить человека в нелогичности его поступков и манеры поведения.
  3. Развенчать в глазах пациента иллюзорные надежды.

Труднее всего поддается коррекции бытовой стокгольмский синдром. Психологу бывает крайне сложно склонить заложника домашнего насилия на коренные перемены в жизни. Упорство жертвы заводит лечение в тупик: ее упования на смягчение стороны-агрессора почти всегда оказываются напрасными.

Лучший способ сбросить с себя ярмо вечно «шпыняемого» сотрудника – найти другую работу. Если же такой вариант осуществить не удается, специалисты советуют четыре шага по освобождению от клейма жертвы:

  1. Выберите оптимальный для вас способ поднятия самооценки. Для этого можно использовать советы психологов или применять техники самовнушения.
  2. Всерьез займитесь расстановкой приоритетов. Не придавайте работе архиважного значения и не позволяйте делать из себя «затычку в каждую бочку».
  3. Не падайте духом, даже если смена постылой работы для вас пока недоступна. Постоянно мониторьте рынок труда, будьте в курсе актуальных вакансий. Не лишним будет посещение мотивирующих мероприятий и тренингов.

Меньше всего проблем при терапии создает «покупательский» стокгольмский синдром. Процесс лечения довольно эффективен и не занимает много времени.

Не сковывайте себя цепями жертвы!

В угрожающей ситуации человек часто ведет себя как обиженный ребенок. В первые минуты он ищет защиты «на стороне», но потом подстраивается под своего обидчика и становится его alter ego. Однако доказано, что агрессор не всегда чувствует взаимную теплоту по отношению к покладистой жертве.

Что же делать? Разумеется, не лезть на рожон. Но и чересчур очаровываться своим мучителем, придумывая ему оправдания, не стоит. Руководствуйтесь здравым рассудком и логикой – они помогут даже в критических условиях принимать правильные решения.

Синдром Корсакова: причины развития, лечение и профилактика

О пагубном воздействии на организм спиртосодержащих продуктов известно давно. Злоупотребление алкогольными напитками на протяжении достаточно долгого времени приводит к развитию различных патологий. Достаточно часто у алкоголиков выявляется корсаковский амнестический синдром, выражающийся в расстройствах памяти. У больного утрачивается способность к запоминанию текущих событий, тогда как память о прошлом еще присутствует.

Изучил и описал это состояние русский психиатр Корсаков С.С., впоследствии синдром получил его имя.

Изначально считалось что подобные нарушения памяти возникают в результате длительного употребления алкоголя в больших количествах. Но дальнейшее исследование этого вопроса другими психиатрами показало, что основной причиной развития патологии, описанной Сергеем Корсаковым, является нехватка витамина В1, привести к которой могут различные нарушения всей центральной нервной системы и отдельных зон мозга, в том числе и возрастные дегенеративные процессы.

Современная психиатрия рассматривает корсаковский синдром, как самостоятельную нозологическую единицу, представляющую собой особый вид амнезии.

Проявления корсаковского синдрома

Согласно медицинским справочникам и большой психологической энциклопедии, основным симптомом данного заболевания является неспособность больного человека к запоминанию и воспроизведению новой информации (фиксационная амнезия). Все, что было до болезни, хорошо сохранилось в памяти. Сознание человека не фиксирует события, которые происходили с его участием совсем недавно или происходят в данный момент. Клинически это проявляется так:

  • больной плохо ориентируется в пространстве, если он попадает в новое для себя место. Находясь в больнице, человек не способен найти нужную ему палату или свою койку, но дома таких проблем не возникает. Это связано с тем, что долговременная память работает относительно нормально. Переезды на новое место или простая перестановка мебели могут стать для больного тяжелейшим стрессом, способным дать толчок к стремительному прогрессированию заболевания;
  • дезориентировка во времени. Если у человека диагностировали корсаковский синдром, то скорее всего он не сможет правильно назвать сегодняшнее число, месяц и год. Он просто не понимает, где он находится и что с ним происходит;
  • в разговоре больной упоминает события, которые никогда с ним не происходили (конфабуляции). Рассказы пациента могут носить фантастический характер, от него можно услышать, то вчера он сражался с чудовищами в другой вселенной или плавал на подводной лодке. Окружающие считают это выдумкой или откровенной ложью, но сам пациент не догадывается о том, что говорит неправду;
  • события, когда-либо имевшие место в жизни человека, смещаются во временном пространстве (псевдореминисценции). Таким образом происходит непроизвольное заполнение провалов в памяти. Рассказы человека носят вполне обыденный характер, он может сказать, что вчера ходил в театр на новую постановку или ездил за город. Но на самом деле, эти события произошли намного раньше;
  • замещение пробелов в памяти событиями из кинофильмов или книг. Больной обладает некой информацией, но он не знает, когда и как ее получил. Например, он может заученное когда-то стихотворение выдать за свое произведение. С течением времени чужие мысли больной человек воспринимает как свои собственные.
  • затруднена концентрация внимания, снижена сила воли.

Часто синдром Корсакова сопровождается ретроградной или антероградной амнезией. Эмоциональное состояние больного неустойчиво. Вялость, безразличие и апатия сменяется благодушием и эйфорией.

Причины формирования

К развитию синдрома Корсакова приводит недостаток в организме тиамина (витамин В1). Этот микроэлемент участвует в механизме образования нервных импульсов и передаче их между отдельными нервными клетками. Нарушения в этих метаболических процессах приводят к тому, что страдают глубинные структуры мозга.

Такой авитаминоз, как уже говорилось выше, чаще всего формируется в результате длительного употребления алкоголя, поскольку в организме нарушается процесс всасывания этого жизненно важного микроэлемента. Сначала у алкоголика развивается острая энцефалопатия, которая, при отсутствии лечения, в большинстве случаев приводит к развитию синдрома Корсакова.

Другими причинами, вызывающими корсаковский амнестический синдром, являются:

  1. Тяжелые травмы головы, затрагивающие разные отделы мозга.
  2. Возрастные дегенеративные процессы, такие как деменция альцгеймеровского типа и болезнь Пика.
  3. Заболевания нервной системы, вызванные действием различных инфекций.
  4. Энцефалит разных типов.
  5. Интоксикация организма, в том числе, тяжелыми металлами.
  6. Заболевания пищевого тракта и рвота, продолжающаяся длительное время.
  7. Постоянное недоедание на фоне алкоголизма, борьба с лишним весом при помощи изнуряющих диет или голодания.
  8. Как побочный эффект при химиотерапии.
  9. Последствие хирургических операций на височных долях, их проводят для лечения эпилепсии.

Все эти неврологические заболевания затрагивают лимбические структуры, органические повреждения которых способны вызвать серьезный сбой в работе головного мозга.

Также был описан случай развития амнестического синдрома после укуса пациента сороконожкой, которая водится в Японии. Яд насекомого проникает в различные отделы головного мозга и блокирует процессы, отвечающих за нормальное функционирование памяти.

Корсаковский амнестический синдром может не прогрессировать долгие годы, а при своевременном и грамотном лечении наблюдается регрессия основных симптомов. Однако при игнорировании заболевания развивается психоз Корсакова. Больной в этом состоянии совершенно не способен ориентироваться во времени и пространстве, уже не узнает окружающих его людей. У него возникают бредовые мысли и идеи, которые тут же стираются из памяти, также могут возникать единичные галлюцинации.

Диагностические методы

Такой диагноз, как корсаковский синдром, может быть поставлен после обнаружения признаков недостатка витамина В1. Указать на дефицит тиамина способен анализ крови и тестирование основных функций печени. Кроме того, проводится общий осмотр пациента. Однако для постановки клинического диагноза необходимо наличие устойчивого симптома – нарушение функций памяти на фоне длительного употребления спиртных напитков. Выявить проблемы с памятью помогают психологические тесты на запоминание фраз или отдельных слов.

Чтобы лечение было успешным, важно на этапе диагностики дифференцировать корсаковский синдром от других патологических процессов в нервной системе, которые также могут быть вызваны алкоголизмом. Кроме того, важно исключить другие расстройства, вызывающие проблемы с памятью, не связанные с употреблением алкогольных напитков. К ним относятся: деменция, органические поражения головного мозга, депрессивные расстройства и т. д.

Лечение и профилактика

Лечить корсаковский синдром достаточно сложно. Успешность терапии будет зависеть от многих факторов, среди которых:

  • степень социальной адаптации больного;
  • его возраст;
  • состояние здоровья;
  • длительность употребления алкогольных напитков;
  • степень поражения головного мозга.

Основная проблема заключается в том, что человек, у которого начинает развиваться синдром Корсакова, не осознает этого. Провалы в памяти также могут оставаться незаметными и для окружающих, поскольку больной маскирует их долгими высказываниями и витиеватыми мыслями. Даже после постановки диагноза пациенты часто отказываются от лечения, считая себя совершенно здоровыми людьми.

Лечение, которое проводится после постановки диагноза направлено на устранение причины его вызвавшей. Если дефекты памяти стали результатом алкоголизма, то основу терапии составляют препараты, содержащие тиамин и другие микроэлементы, способные минимизировать повреждения мозга.

Ноотропные средства позволяют значительно улучшить память, повысить внимательность и обучаемость больного. Если присутствует тревога и повышенная возбудимость, то пациенту могут быть назначены нейролептические препараты в малых дозах.

Риски и прогнозы

Полностью избавиться от такого заболевания, как корсаковский синдром, практически невозможно, поскольку зачастую повреждения мозга являются необратимыми. Но при своевременной терапии удается остановить развитие заболевания, а также заметно улучшить состояние больного.

В последнее время количество пациентов с синдромом Корсакова заметно снизилось, поскольку при лечении алкоголизма на всех его стадиях применяется тиамин. В результате удается предотвратить развитие дефицита витамина В1, что и является основной причиной амнестического синдрома.

Кроме лиц, ведущих асоциальный образ жизни и злоупотребляющих алкоголем, в группе риска также находятся люди, которые могут быть подвержены действиям таких факторов:

  • лечение онкологических заболеваний при помощи химеотерапии;
  • диализ;
  • радикальные ограничения в питании, вызванные желанием похудеть или религиозными убеждениями;
  • преклонный возраст;
  • генетическая предрасположенность.

Поскольку в основе заболевания лежит определенная модель поведения, например, алкоголизм или неправильное питание, то синдром Корсакова хорошо поддается профилактике. Прежде всего, необходимо ограничить употребление алкогольных напитков, а также ввести в рацион продукты, содержащие витамины группы В. Последнее важно для всех людей, поскольку тиамин необходим для осуществления жизненно важных процессов, но в организме он не синтезируется.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector